Дельфин Сажа - филологический анализ

Религиозно-философские мотивы в песне Дельфина «Сажа»

Композиция песни «Сажа» Андрея Лысикова (гр. «Дельфин») является аллюзией на «Книгу Бытия»: во-первых, лексический повтор союза «и» в начале каждой строки; во-вторых, короткие односложные предложения или части сложносочиненного предложения; в-третьих, смысловая схема (создание мира; грехопадение; далее -через кровь детей происходит испытание верой).

И вынесли семь вёдер крови
И поставили пред их очи,
И были вёдра полны с краями вровень,
И кровь та была цвета ночи.

Связь с сотворением мира

Автор показывает развитие сюжета наоборот, зеркально по отношению к «Книге Бытия», не сотворение мира, а его уничтожение, которое длится 7 дней и одну ночь (сотворение мира – 6 дней, на 7-ой создается человек). Уничтожает мир не Бог, а люди, которые «и не услышали они Слово», что в семи ведрах кровь их детей

«И наполнили много свои брюха,/и каждый пил больше другого,/ и стало в вёдрах на доньях сухо» <…> «и никто не стоял скорбя/ и никто не дышал горем».

Жертва

«И кинули им под ноги костей груду» — кто мог кинуть им кости? Только змей искуситель, отсюда реминисценция на падение Адама и Евы в Раю, здесь люди также искушаются только кровью и ни минуты не задумываются о содеянном. Вспомним, как Авраам принес сына на жертвенник.

«Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор» [3; Быт. 22:2].

Этот поступок был актом верности Богу, в этом случает это не акт верности Богу, а акт «содомии». Далее по сюжету люди всячески глумились друг над другом «и обращали в мёртвых живых», «и тьма распустилась безликим цветком/ и не было ни солнца, ни луны, ни звёзд,/и многие уходили тайком,/ и многие искали на небеса мост», значит, не все подверглись искушению, остались люди, которые пытались спрятаться от этого, скорее от страха быть убиенными.

Явление Сына Человеческого

И было так семи дней и одну ночь,
И все слова облетели с уст,
И всё живое унесло прочь.
И был день восьмой:
И небо открыло свои глаза,
И за первой солнца слезой
Была вторая луны слеза.

Сравним «и вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются» [4; Мф. 24:29], прослеживается открытое взаимодействие текстов.

И те, кто выжил, обратили лиц,
И смыл с них дождь грязь и пепел,
И даже Он в воды те окунул десницу,
Но никто Его не узнал, никто не заметил.

В последних строках появляется мотив второго пришествия Христа, которое предвозвещается в «Новом Завете», «ибо придет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его» [4; Мф. 16:27], <…> «и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую». [4; Мф. 25:32-33]

Но не оказалось на Земле людей, ждущих Его и знающих, ибо сотворенный мир нравственно пал, как когда-то пали Адам и Ева.

Произведение проникнуто пессимизмом и потерей веры именно в людей, а не в Иисуса Христа, он придет, как и обещал, но будут ли люди такими, как обещали?

Символика названия стиха «Сажа»

По словарю Ефремовой «черный налет на внутренних частях печей, дымоходов – продукт неполного сгорания топлива».
Сажа и пепел остались от городов, подвергшихся искушению: «и пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба» [3; Быт.19:24].

Библиографический список

  • Библия. Ветхий завет. — М., 2002.
  • Библия. Новый завет.Анахайм, 1998.
  • Ефремова Т. Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3 томах» — 2005 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *